200920192019
обновлениеПн, 04 09 2017 7am

Можно сделать сотни изобретений, и о них никто не вспомнит через год. А можно сделать одно, которое останется непревзойденным на долгие годы и обессмертит автора. Поль Мажес, создавший для «Ситроена» принципиально новый тип подвески колес, как раз принадлежит ко второму типу, хотя этим список его достижений не исчерпывается.

Автор этих строк нет-нет да и помянет героя сегодняшней статьи недобрым словом: когда машина клюет носом даже при довольно аккуратном торможении. Хотя разработанная им подвеска и не лишена недостатков (в том числе, плохо противостоит продольной раскачке), в наши дни она получила наибольшее распространение. Однако Эрл МакФерсон остался в истории не только благодаря качающимся свечам – они вообще появились как побочный продукт его разработок. Но обо всем по порядку…

Фамилия Майбах на протяжении двух поколений была неразрывно связана с прогрессом немецкого и мирового автомобилестроения: от первых моторных повозок до 200-сильных лимузинов. Вопреки распространенному утверждению о детях гениев, Майбах-сын оказался достоин славы Майбаха-отца.

В дни проведения в Нур-Султане выставки Automechanika состоялась встреча нашего корреспондента с основателем и генеральным директором знаменитой компании Rinspeed Inc. Фрэнком М. Риндеркнехтом. Руководитель этого креативного центра, своеобразного ателье высокой моды для автомобильной промышленности, ответил на ряд вопросов об идейной базе своих футуристичных творений, о концепции мобильности ближайшего будущего и о многом другом.

Герой сегодняшнего рассказа практически всю жизнь, с рождения и до выхода на пенсию, будто герой какой-нибудь антиутопии, провел внутри компании «Форд». Его отец был сборочным рабочим, сам он появился на свет в 1937 году в госпитале Форда, все свободное время в детстве проводил среди зданий Форда, надеясь за забором углядеть новый концепт-кар. Поэтому ничего удивительного, что и работать Джон Джей (или, как его чаще называют, просто Джек) Телнак мечтал именно на Ford Motor Company. Удивительно то, что в насквозь прагматичном западном мире (ничего личного, просто бизнес) Телнак сохранил почти иррациональную верность компании своей детской мечты.